Обычная версия
Размер шрифта: A A A
Цветовая схема: A A A
Тувинский государственный университет

ФГБОУ ВО "Тувинский государственный университет"

667000 Российская Федерация, Республика Тыва, г. Кызыл, ул. Ленина, д.36.

Тел/факс: 8(39422) 2-19-69; e-mail: tgu@tuvsu.ru

  • Мы в соц. сетях:

  • в контакте
  • facebook 
  • twitter 
  • rss 
  • youtube
  • Экономический факультет

Рассказ о друге

Дата публикации:

25 марта 2017

  • По инф. Тувинского регионального отделения ВЭО России

    Данный рассказ посвящен человеку, который любил путешествия, организовывал туристические экспедиции (водные, велосипедные, горные и альпинистические), ставил перед собой сложные задачи для достижения своей экспедиционной цели и основателю зимних горных походов, в частности зимних восхождений на гору Монгун-Тайга – Мергену Кончуку. Зимние восхождения на горы Тувы сравнимы с условиями восхождения на высочайшие вершины мира.
    Сложно сказать, почему он такие цели ставил перед собой, наверное, возможно, он был увлечен, мыслю подняться на самую высшую точку мира – в Эверест. Если бы он был жив, я ни сколько не сомневаюсь в том, что он это сделал. Рассказ посвящен его 50-летию.
    Наше первое знакомство произошло в 1988 году в Кызылском филиале Красноярского политехнического института во время обучения в подготовительном отделении. В те советские времена, чтобы поступить в высшее учебное заведение, как правило, если это парень, то ему потребовалось обязательно отслужить в армии, а девушкам нужно было иметь не менее двух лет работы. Почему это было так, я тогда не знал, наверное, в этом у руководства страны был какой-то замысел, а теперь я думаю, что такой подход был обоснованным, поскольку в высшее учебное заведение приходит заранее уже готовый человек, у которого имеется какой-то определенный опыт работы в коллективе и замысел к этому. Следует отметить, что для осуществления такого замысла имелся определенный этап, о котором мы выше описали, т.е. барьер для парней – армия, а для девушек – двухгодичный опыт работы. Как мне кажется, в этом есть рациональное зерно, заключающееся в том, что парень после прохождения срочной службы получает какую-либо квалификацию, а это в советской армии во всех родах войск было обязательным и молодой человек может увлечься с первой приобретенной профессией и соответственно в будущем выбрать это направление. А девушки, работая в какой-либо профессии, также свяжут свою трудовую жизнь с этой профессией. Между тем, следует отметить, что поступление в высшее учебное заведение сразу после школы также не противоречило. В данном случае опять-таки мы должны сделать оговорку, как правило, с этими привилегиями пользовались молодые люди, не годные к строевой службе и к работе, связанной с физическими нагрузками или лица, имеющие целевое назначение на подготовку нужной для определенного вида деятельности. Полагаю, что такой подход был правильным, но в условиях демократии он не реализуем. Так, после завершения службы в рядах вооруженных сил Советской Армии в МНР я в декабре 1987 года поступил в строительное отделение подготовительного факультета Кызылского филиала Красноярского политехнического института (КфКПИ). Хотя в подготовительное отделение записался в начале зимы, но обучение начал в конце марта 1988 года в связи с работой, такое было возможным, по крайней мере, я начал обучаться спустя четыре месяца после поступления. Наверное, это связано с тем, что приемы были осенью и весной с учетом сроков демобилизации военнослужащих солдат срочной службы. Нужно полагать, что целью работы подготовительного отделения была подготовка к поступлению в вузы работающих граждан, в том числе демобилизованных не только срочной, но и кадровых военнослужащих, поэтому подготовительные отделения также назывались рабфаками. В нашем строительном отделении (группе) было более двадцати человек с разных родов войск. Помимо нашей группы была и автотранспортная группа, также состоящая около из тридцати человек. Примечательно то, что в этот период в наших группах было много парней, отслуживших в Афганистане, причем почти все были в группе автотранспорта. Они были заряженными во всех отношениях. Напомним, что 1988 год был годом вывода советского континента войск с Афганистана. В апреле или в мае 1988 года также как и я в нашу группу после меня зачислился моряк дальневосточного флота – Эдуард Содунам. Он был из города Кызыла, а все остальные в нашей группе были из разных кожуунов республики. Насколько теперь я вспоминаю, из города Кызыла было всего два человека в двух подготовительных группах, другой из них был Мерген Кончук, обучающийся в группе автотранспорта.

    Мерген Кончук, 1990 год

    Так, общаясь с одногруппником Эдиком Содунамом я от него услышал идею о том, что он и его знакомый с параллельной группы рабфака – автотранспорт (АТ) планируют летом после вступительных экзаменов поехать в велосипедах в Монгун-Тайгинский кожуун, а затем перевалить через перевал Узун-Хем в Бай-Тайгинский кожуун, спуститься по реке Шуй, добраться до сумона Бай-Даг, минеральный источник Шивилиг, Тээли, Ак-Довурак, Чадан, Шагонар, Кызыл. Примерно в мае 1988 года Эдик Содунам говорил, что для велопробега набралось несколько человек из группы АТ Кызылского филиала Красноярского политехнического института (КфКПИ) и группа студентов из Кызылского педагогического института (КПИ). Также Эдик говорил, что еще идет набор желающих, в частности из нашей группы рабфака – строительный. Из слов Э. Содунама узнал, что идея велопробега с восхождением горы Монгун-Тайга принадлежит Мергену Кончуку с автотранспортной группы, который закончил вторую школу города Кызыла и как человек, знающий прямую дорогу с велосипедом как доехать до сумона Мугур-Аксы Монгун-Тайгинского кожууна. Эдик также говорил, что Мерген Кончук имеет опыт поездки на велосипеде. В то время прямой дороги до Мугур-Аксов не было, туда добирались через перевал Улаан-Даваа Увс аймака Монголии. После того как сказал Эдик про Мергена Кончука, который инициировал и организовывает такой длинный велопробег, причем он знает или по крайней мере изучил прямую дорогу как можно добраться до такого таинственно далекого уголка Тувы, а потом еще перевалить через перевал Узун-Хем в Бай-Тайгинский кожуун, думал какой интересный и всезнающий человек. В те времена не только Монгун-Тайга, но и Бай-Тайгинский, Овурский, Эрзинский, Тоджинский и другие далекие кожууны были настолько далекими и таинственными, а тут все это пройти на велосипеде.

    Следует отметить, что в те годы не только тувинцы со своим исторически сформировавшимся социально-культурным укладом жизни, но другие народы, проживающие в Туве, были, если можно выразиться, простыми в бытовом и душевном отношениях. Особенно это была характерной чертой тувинцев, которые из покон веков жили в юртах и занимались отгонным животноводством. Детей воспитывали к уважительному отношению не только к человеку, но и окружающей их природе. Исходя со специфического воспитания, коренные жители Тувы старались не выделяться со своим (радостью, печалью, инициативой и резкостью характера) поведением от всех других. Старались не говорить впрямую хорошее и плохое, отличались остепененностью, которое выражалось в том, что без надобности далеко не ездили, уважаемые и почитаемые народом горы и сопки не взбирались, на верховья ручей и рек не только сами не ходили, даже скот туда не водили. Почитаемых зверей и змей называли отдельными уважительными именами. На мой взгляд, такой подход к жизни и окружающей среде у тувинцев оставалось и в советское время. В советское время не только у тувинцев, имеющих уникальную этнокультуру, но и всего советского народа привилась особенная черта, выработанная со времен гражданской, отечественной войн и послевоенного восстановления страны, как одной из ведущих индустриальных стран при сложных условиях холодной войны. Тогда население советской страны имело свою уникальную особенность по отношению к населениям других стран. Сложно описать эту особенность советского народа. На мой взгляд, эту особенность лучше выразить со сравнением отличий населения Северной (КНДР) и Южной Кореи (Республика Корея) искусственно разделенного в послевоенные годы (1945 г.). Эти отличия мною были выявлены во время моей языковой стажировки в 2015-2016 учебные годы в Монгольском национальном университете города Улан-Батора Монголии. Так, во время стажировки из восьми месяцев проживания в общежитии для иностранных граждан четыре месяца жил с молодыми людьми возрасте от 19 до 25 лет КНДР – Северной (Юнжин), Южной Кореи (Куан Мен) и Турции (Тэчин) и в следующие 4 месяца со студентами  внутренней Монголии (Мандал), Китая (Хуслин) и Японии (Сота). Исходя из моего опыта совместного проживания с иностранными студентами, думаю, что я смогу описать основные отличия этого народа, которые свойственны для населения Советского союза.

    Как мы знаем, Северная и Южная Корея когда-то были одной страной, и здесь живет один народ, но разница между жителями двух стран заметная. У жителей КНДР и Республики Корея совершенно разные взгляды на жизнь и цели, с чем и связано отличие в их поведении. Южнокорейские студенты и слушатели более раскованные, разговаривают громче, чем их собратья. Одеваются свободно и, как правило, носят яркую одежду или спортивную. Неохотно играют в спортивные игры, такие как футбол, баскетбол и волейбол, как я заметил, это происходит из-за того, что они не умеют в них играть, но заниматься с фитнесом не прочь. И здесь также не выкладываются, а в основном занимаются в беговых дорожках и делают без снаряжений гимнастические упражнения.

    Северокорейские студенты одеваются, как правило, в классическом стиле, например, парни – рубашка и брюки, или костюм. Девушкам также нравятся классическая одежда и высокие каблуки. На груди рубашки, костюма и платье в дни студенческих олимпиад, соревнований прикрепляют значок с изображением одного из лидеров государства. А на праздники девушки надевают яркие традиционные костюмы. Парни и девушки Северной Кореи самостоятельные и сильные духом и надеются только на себя. Во время каникул домой не ездят и весь срок обучения (четыре года) остаются в Монголии. Очень старательны в обучении, экономны, поскольку помощь от государства и от своих родственников они не ждут, все делают сами. Несмотря на недавние изменения в стороны открытости, в Северной Корее по-прежнему сложно жить из-за низкого дохода населения. Студенты КНДР хорошо играют в спортивные игры. Каждый студент из КНДР немного знает русский язык, а некоторые даже хорошо знают. Очень любят петь советские песни, такие как Катюша, Три танкиста и другие песни, которых мы учили и пели в советских школах. Не любят проводимую нынешнюю политику западных стран, особенно США, но об этом не говорят, особенно иностранцам, могут довериться только надежным или имеющим общие им взгляды на мир людям. Уважительно относятся к Президенту РФ В.В. Путину и в целом России, как правило, они знают ключевых министров России. Думается, что исходя из поведения жителей Северной Кореи, можно выразить особенность характера населения СССР в те 1988 год, когда мы начинали заниматься туризмом.

    Во время велопробега на мосту реки Шуй. Перевалили через перевал Узун-Хем из Монгун-Тайгинского кожууна, август 1988 года.
    На фото слева направо: М. Кончук, Э. Содунам, В. Севек, О. Ооржак, Р. Сувак

    Обратимся обратно к началу подготовки нашего первого велопробега. Для желающих войти в велопробег, нужно было иметь спортивный велосипед. Я также записался на велопробег, тем более в сумоне Мугур-Аксы жила моя сестра. Но у меня не было спортивного велосипеда. Из-за отсутствия велосипеда не беспокоился, хотя в это время спортивный велосипед стоил около 120 руб., а это одна из высоких месячных заработных плат советского человека, например, инженера-строителя или инженера автотранспортного предприятия. Между тем таких велосипедов нужно было и найти, поскольку их наличие в магазинах было ограниченным. И так, после сдачи вступительных экзаменов в конце июля месяца собралась группа велотуристов в следующем составе: Мерген Кончук – руководитель группы, Эдик Содунами – фотограф, Сувак Роман – техник, Орлан Ооржак они оба, как и Мерген были из автотранспортной группы КфКПИ, Алла (Сандан-оол) Кончук с филологического факультета КПИ, Чайзу Кыргыс, Оля Доржу с естественно-географического факультета КПИ и я – Слава Севек. У всех имелись спортивные велосипеды, пешки для груза, туристическое снаряжение, запасные части к велосипедам, сносная спортивная одежда и продукты питания. Весь маршрут прошли, как было запланировано, но с меньшим количеством состава членов. В городе Чадан по согласованию с девушками мы их оставили там. Дело в том, что езда на длинные расстояния не только девушкам, но даже нам было трудно, особенно первый участок с Кызыла до Шагонара. В данном маршруте одним из сложных участков были участки переехать равнину Сагды до устья реки Арзайты, тогда там дороги не было. Нужно было объезжать заболотистые места. Следующим барьерным участком было ехать и идти, толкая велосипед по верху реки Барлык. Теперь я точно не помню сколько раз мы переправлялись через реку, наверное, более десяти раз. Также сложным был переход через перевал Узун-Хем, который разделял Монгун-Тайгинский и Бай-Тайгинские кожууны. Тогда нам пришлось брать на плечо велосипеды с грузом в пешках (П-образные мешки, которые ложились на багажник) и переваливать через перевал с большими валунами. В этом маршруте мы смогли подняться на три замечательные горы Тувы: Монгун-Тайга, Моген-Оюк (Белый клык) и Уш Монгулек. Для нас (Мергена, Эдика, Романа, Орлана и мне) это были первые восхождения на величавые горы, если бы не этот велопробег мы, наверное, их не смогли увидеть и получить от гор заряд энергии, которых нас до сих пор тянет к себе. В этом заслуга нашего друга Мергена Кончука, увлеченного в горных походах, а после альпинизмом. После нашего первого велопробега мы каждое лето делали велопробеги по Туве и Монголии, и почти каждую экспедицию инициировал, а после руководил Мерген. Помимо велопробегов в составе вышеотмеченных друзей ходили в майские альпиниады, проводимые в Бай-Тайге. Каждым годом наш состав увеличивался, когда нас увлеченных с туризмом стало более 80 человек по инициативе Оюн-оола Токтугу оглу Сата и Владимира Амыра создали Тувинский республиканский велотуристический клуб «Хараачыгайлар». Тогда под эгидой нашего клуба ходили не менее двух групп в альпиниады, в летних велопробегах также две группы, а в зимнее время лыжные походы на Ергаках.

    Зимний поход в Ергаки (Эргек-дагыр даглар), примерно зима 1989 или 1990 года.
    На фото слева направо: Е. Кабимулдинов, К. Чайзу, А. Кончук (Самдан-оол), Э. Содунам,
    С. Карашпай, М. Кончук

    Я с удивлением вспоминаю прошлое время, когда по инициативе Мергена ездили в озеро Чагытай на велосипедах купаться без ночёвки и питания. В качестве еды в багажнике велосипеда прикрепляли булку хлеба. Дорога туда занимала около 3 часов, а обратно около 4 часов. Обедали очень просто. Перед отъездом из озера доставали хлеб из багажника, его мочили прямо в воде озера и ели, а после уезжали обратно в Кызыл. Постепенно к началу 90-х годов прошлого столетия мы стали сильными велосипедистами на дальние дистанции. Наверное, поэтому мы смогли занять третье место во всесоюзном велопробеге с препятствиями на 100 км, проведенного в городе Одесса в 1990 году. Тогда первое место заняла команда из Украины, второе место команда из Москвы, а команд было более 20-ти с разных регионов и республик СССР. В каждой команде было по четыре человека и один запасной, трасса из 100 км делилась на половину асфальтированной, а половина грунтовая дорога. В состав нашей команды входили Мерген, Эдик, Роман, Орлан и я. Наше время прохождения трассы составило 2 часа 30 минут.

    Во время соревнований по велогонке, Одесса весна 1990 года.
    На фото слева направо: Р. Сувак, О. Ооржак, М. Кончук, В. Амыр, Коля, В. Севек, фотографировал Э. Содунам

    Если описывать пройденные нами велотуристические маршруты и горные походы, наверное, займет очень много страниц, поэтому я ниже отмечу основные, на наш взгляд, значительные по длине и сложности маршруты, которые были организованы нашим другом Мергеном. Одним из таких велотуристических походов по Туве был следующий маршрут, организованный в 1989 году: Кызыл – Шагонар – Чадан – Хандагайты – по Увс аймаку (г. Улаангом, Сагил сумон) – Хандагайты – Торгалыг через реку Тээли – Ак-Чыраа – Самагалтай – Балгазын – Бояровка – Ильинка – Сарыг-Сеп – Кызыл. Время прохождения примерно 15 дней.

    В 1991 году мы, Мерген Кончук, Орлан Ооржак, Иргит Саша и я, наверное, прошли самый длинный и сложный веломаршрут: Кызыл – Абакан – Новокузнецк – Барнаул – Усть-Каменогорск – Рахмановские Ключи (Республика Казахстан) – восхождение на гору Белуха – Рахмановские Ключи – Беляши (Республика Алтай) – Кош-Агач – Мугур-Аксы – Кызыл. В этом маршруте нитку Новокузнецк – Барнаул – Усть-Каменогорск проехали на поезде.

    Наш генератор идей – Мерген Кончук,
    1988 год

    Следует отметить, что во время прохождения туристических маршрутов ты особо не задумываешься о его замысле и сложности организации и прохождения маршрута. Спустя какое-то время, думаешь, как мы смогли пройти такие сложные и длинные маршруты, а некоторые из них с восхождениями гор. Успешное прохождение намеченной цели, конечно, это заслуга руководителя группы, который в долгих размышлениях не только вынес идею, но и подготовил, рассчитал весь маршрут до мельчайшей подробности и собрал подходящую на ту или иную экспедицию команду, а слаженная работа последнего играет немаловажную роль в выполнении намеченной цели. Всеми отменными важными качествами обладал наш друг Мерген Кончук.

    Back To Top